Экспримо (exprimo) wrote,
Экспримо
exprimo

Categories:

Легенды переводческого фронта: Вилен Наумович Комиссаров

Друзья, а особенно коллеги-переводчики!
Выкладываю интервью моей коллеги с вдовой выдающегося переводчика, преподавателя и ученого В.Н.Комиссарова (Ольгой Филипповной Комиссаровой).



Думаю, среди переводчиков нет ни одного, кто бы не читал книг Вилена Наумовича, не учился по его пособиям. Этот человек поистине сделал прорыв в теории перевода, внес коренные изменения в теорию перевода. К сожалению, он скончался в 2005 году...

Интервью очень советую почитать!


Легенды переводческого фронта
Интервью с Комиссаровой Ольгой Филипповной



Ольга Филипповна, как Вы познакомились с Виленом Наумовичем?

С моим будущим мужем я познакомилась осенью 46-го года в ВИИЯ, где мы учились после Войны. Вилен Наумович на тот момент был в резервном полку и поступил на факультет ускоренного изучения иностранного языка, педагогическое отделение. Я училась там же, но на основном факультете. В моей группе были одни девушки из 46-го гвардейского полка, который был расформирован после Войны. В ВИИЯ мы были направлены ЦК ВЛКСМ.

Вспоминая то время, могу сказать, что учился Вилен всегда хорошо – за пять лет он не получил ни одной четверки в сессии! Он очень быстро читал, и этот талант передался нашим детям. На третьем году обучения он стал старшиной курса. Вилен никогда и ни в чем не халтурил, всегда был готов к лекции или семинару – сказалась военная подготовка. Кроме того, он был в сборной института по шахматам. Однажды к нам приезжал чемпион мира, и во время сеанса одновременной игры Вилен стал единственным, кто его победил!

Кстати, именно после этой победы его перевели на основной факультет, руководитель которого любил окружать себя «знаменитостями», чемпионами в различных видах спорта.


Как Вилен Наумович решил стать переводчиком? Ведь до войны он окончил артиллерийское училище.

Дело в том, что Вилен еще в детстве изучал иностранные языки: английский и немецкий, - занимался и в школе, и с преподавателями. Кроме того, сказалось увлечение шахматами – он получил первый разряд в 12 лет! И хотя сильно иностранными языками в детстве не интересовался, в институте понял, что это его, что именно этим он и хотел бы заниматься.

После окончания ВИИЯ он остался там преподавать (его пригласили как лучшего выпускника курса). В это же время Вилен начал работать над диссертацией, абсолютно самостоятельно, не состоя в аспирантуре.

Потом случилось так, что Хрущев ВИИЯ закрыл, и Вилену пришлось искать новое место. Он был приглашен редактором в Воентехиниздат, но зачастую переводил сам, так как профессионализм многих переводчиков оставлял желать лучшего.

Надо сказать, что работа в издательстве была ему неинтересна, поэтому он принял приглашение на должность преподавателя в Московском областном педагогическом университете. Работая там, он защитил диссертацию. Через несколько лет Вилен Наумович стал преподавать на курсах переподготовки военных переводчиков и заниматься синхроном.

Кстати, «синхронить» он начал совершенно случайно. В Москве в 1952 или 1953 г. проводился конгресс китобоев. На этом конгрессе работали синхронисты, которые уже имели опыт. Они пригласили его письменным переводчиком. Как-то во время заседания Вилен находился в кабине и помогал синхронисту, записывая презентационные слова. Его коллега предложил: «А отчего бы тебе не попробовать? Возьми следующее выступление!». И надел на него наушники. И у него получилось, и неплохо! Вот так вот сразу, без всякой профессиональной подготовки.

Синхронный перевод всегда очень нравился Вилену. Благодаря ему он объездил полмира, работал со множеством интересных людей. Например, был переводчиком у Корнейчука, заместителя Народного комиссара иностранных дел СССР.

Кроме того, Вилен жил четыре месяца в Штатах. Правда, туда он ездил не «синхронить», а преподавать. Например, в университете Мериленда. Америка ему, кстати, не понравилась: в основном, порядки в учебных заведениях (там в порядке нормы, когда студенты на лекции разговаривают, жуют жвачку). Он считал нашу систему образования в разы лучше. Ему повезло с коллегами: преподавательский состав был достаточно приятным, хотя, привычки американцев были ему не по душе. Например, старание людей жить экономно. Так, один раз он купил за 15 долларов подарок жене профессора, чем безмерно поразил своих коллег: они посчитали это расточительством!


Самым счастливым этапом своей профессиональной жизни Вилен Наумович всегда считал несколько лет работы на курсах ООН при МГИИЯ им. Мориса Тореза, куда он устроился благодаря случаю. Изначально его пригласил туда работать на вечернее отделение руководитель кафедры иностранных языков, но почему-то отдел кадров не одобрил его кандидатуру. После этой неудачи Вилен шел по коридору института и встретил свою приятельницу и коллегу по синхронному переводу Зою Васильевну Зарубину. Она его спрашивает: «Вы что здесь делаете?», Вилен отвечает, что вот, хотел поступить на работу, но не берут. Она: «Идемте ко мне!» – и пригласила на Курсы переводчиков ООН. Правда, предупредила: «Имейте в виду, что нас могут закрыть в будущем году». Но, слава богу, долгие годы никто эти курсы не закрывал, и через них прошла целая плеяда талантливых переводчиков, среди которых, например, Павел Палажченко и Виктор Суходрев.

В этот же период Вилен Наумович защитил докторскую.

Годы спустя курсы закрыли, и Вилен начал работать в МГЛУ на кафедре теории перевода, где он написал большинство своих работ. Он вообще очень много работал. Вплоть до кончины. Даже во время болезни, из-за которой ему было трудно говорить и писать, он не прекращал преподавать. Только теперь на лекции студенты приносили ему микрофон…

Были ли у Вилена Наумовича авторитеты (в профессиональном плане), на которых хотелось равняться?

Яков Иосифович Рецкер, который был одним из основоположников теории переводов в России, преподавал в ВИИЯ, а потом и в МГЛУ. Кроме того, Александр Давыдович Швейцер, его близкий друг и коллега.

Что, по вашему мнению, Вилен Наумович любил в своей работе больше всего?

Думаю, научную деятельность. Ему нравилось углубляться в язык, изучать его особенности и уникальные явления. Также он всегда любил устный перевод. К нему у Вилена Наумовича был настоящий талант!

Вилен Наумович работал очень много. Какой у него был распорядок дня?

Да, трудился он очень много. Но что меня всегда поражало, работа его не напрягала. Знаете, как иногда бывает, - трудишься до изнеможения, заставляешь себя. Для него перевод, наука и преподавание были удовольствием. Он интересовался всем, читал журналы не только на русском, но и на немецком, и на французском.

Были ли у Вилена Наумовича другие увлечения кроме перевода?

Он очень увлекался театром. Мы с ним пересмотрели весь репертуар Таганки, МХАТа и театра Сатиры. Вилен и дочку нашу туда водил. Любил смотреть выступления Райкина, Вертинского.

Еще одним его страстным увлечением были шахматы, но играть он, к сожалению, прекратил, как только понял, что совмещать это хобби с научной и переводческой деятельностью не получится. Однажды я видела матч с его участием. Играл он отлично и, конечно, победил. Но я заметила, что он был страшно напряжен. Такой концентрации душевных и умственных сил, такой усталости я не видела у него даже после синхрона!

Вилен не увлекался спортом. Разве что теннисом, которым он стал заниматься уже в зрелом возрасте. Еще он купил себе велосипед.

Какие качества Вилен Наумович больше всего ценил в людях?

В первую очередь честность. Вилен сам был очень честным человеком, никогда не говорил неправды. Он придерживался принципа, что лучше промолчать, чем соврать. Помню, однажды ему дали на рецензию дипломную работу и намекнули, что оценка должна быть положительной. Но материал оказался настолько слабым, что Вилен предпочел не давать никакой рецензии вообще.

Кроме того, Вилен Наумович был бескорыстным, никогда не гнался за деньгами. Даже из-за границы обычно ничего не привозил. Вот только дочке джинсы один раз. И книги, которые были запрещены у нас. Так, он купил в Америке переведенный на английский «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына.

Ольга Филипповна, по вашему мнению, быть переводчиком – это талант или тяжелый труд?

Для того, чтобы стать синхронным или художественным переводчиком, без сомнения, нужен талант. Всему остальному можно научиться. Для многих людей синхрон – слишком большое напряжение, ведь для него нужна устойчивая психика. В любом случае, чтобы переводить на русский, надо владеть родным языком. Сейчас, кстати, это большая проблема: люди переводят, не зная грамматики на должном уровне, не обладая достаточным словарным запасом.

Дайте, пожалуйста, совет начинающим специалистам.

Старайтесь вникнуть в смысл и оттенки текста. Изучайте устойчивые выражения, идиомы и многозначные слова. И обязательно учите родной язык! Не владея им, хорошим переводчиком не стать.

Екатерина Шаралапова,
переводческая компания "Экспримо"
Tags: Интервью
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments